Кровавый Марс над Луганском: за что боролись...

Стоит отметить, что на первых этапах оккупации Луганска практически все думали, что всеми боевиками с георгиевскими ленточками управляют местные нардепы от ПР (Ефремов, Струк, Горохов и др.) и могут как дать команду «фас!», так и команду «фу!».


Однако последующие события показали, что «бело-синие» нардепы и руководство Луганского облсовета, постепенно теряют контроль над ситуацией, и уже неизвестно, кто от кого больше зависел – вооружённые боевики от них, или наоборот.

Показательный случай произошёл в конце весны, когда наши «отцы области» поехали договариваться в Киев. Из достоверного источника, приближённого к руководству облсовета известно, что Ефремов, Голенко и К0 встречались с «киевской хунтой» и договорились о варианте «Луганская автономия в составе Украины». При этом боевики должны были покинуть захваченные здания и разоружиться. Однако после возвращения нардепов-регионалов в Луганск «народный губернатор» Болотов поговорил по телефону с кем-то из московских кураторов, и ему было запрещено складывать оружие. После этого события наши нардепы от ПР оказались в совершенно идиотской ситуации и выглядели как подростки-гопники, ограбившие прохожих, но не имеющие возможность вернуть награбленное, поскольку оно контролируется уже гопниками постарше…

Референдум 11 мая сепаратисты готовили на скорую руку, но с присущими путинцам диктаторскими замашками. Из городского и областного управления образования, представленного в основном «регионалами», звонили директорам школ и «настоятельно рекомендовали» открыть избирательные участки. Если кто-то апеллировал к украинскому законодательству, к ним присылали автоматчиков, и те объясняли уже более популярно. Был случай, когда директора школы, отказавшегося проводить сепаратистский референдум, вообще похищали; потом, правда, отпустили.

На референдум действительно пришло много луганчан. Не объявленные 90%, но всё равно достаточно. Многие из них не читали новости в Интернете, а в основном слушали рассказы друзей, часть из которых тогда записалась в «ополчение». Поэтому в их глазах врагами был в основном «Правый сектор», Нацгвардия и прочие украинские подразделения. А те, кто реально грабил город – это были «защитники», «наши ребята». Пока эти ребята били «правосеков», захватывали банки со складами, разгуливали с оружием по городу – это было всё в порядке вещей. Отрезвление наступало лишь в том случае, когда поклонник сепаратистов сам попадал под раздачу.

А ловили, грабили и били в Луганске не только евромайдановцев. Предприниматели не меньше активистов и журналистов рисковали оказаться «на подвальчике» или с пулей в груди. Вооружённые люди могли среди бела дня остановить понравившийся автомобиль и выбросить оттуда законного владельца. Если сопротивлялся – могли и пристрелить. На первом этапе «русской весны» обращаться в милицию ещё имело какой-то смысл, а после 30 апреля это стало бесполезным занятием, поскольку Луганское областное УВД было эвакуировано в Северодонецк, здание захвачено сепаратистами, а в городе остались лишь лояльные к ним работники милиции, в том числе и злые на евромайдановцев после киевских событий бойцы «Беркута».

Стоит отметить, что в Луганске в то время немало было и противников отделения Донбасса от Украины. Но аргументы таких людей мало кто слушал, а вскоре и вовсе стали преследовать.

После 11 мая было грандиозное «кидалово» Кремля по отношению к луганским сепаратистам. Огласив результаты своего референдума, они узнали, что Россия «с уважением относится» к этому, но принимать в свой состав ЛНР не собирается. То есть, гуманитарная помощь будет, военная тоже, но вот расходовать свой бюджет на новые голодные рты кремлевский «царь» не готов.

Тем не менее, основная часть луганчан продолжала свято верить, что Россия их заберёт себе и будет кормить. Вместо этого в город пришёл голод, война и разруха.

После «русской весны» в Луганске началось «русское лето». 2 июня в четыре утра сепаратисты принялись штурмовать луганский погранотряд, дислоцировавшийся неподалёку от жилых домов квартала Мирный. Местные жители в ужасе проснулись, не понимая, в чём дело. Первая попытка штурма была отбита, после чего боевики заняли близлежащие дома и принялись стрелять по пограничникам из автоматов и гранатомётов из окон. Была создана конкретная угроза жизни мирному населению. Но почему-то многие из луганчан по-прежнему были уверены, что стреляют «правосеки», а мирные ополченцы их защищают. К слову, ещё весной украинские телеканалы были в городе отключены, а вместо них транслировались российские. Пропаганда «зомбоящика» сделала своё дело.

Пограничники попросили командование оказать поддержку. На помощь прилетели самолёты, которые долго кружили над кварталом, но не стреляли. Зато в середине дня в центре города произошёл трагический случай, логического объяснения которому до сих пор не могут найти. Центр города, луганская ОГА, захваченная сепаратистами. Пролетает первый самолёт. Затем второй – и слышны взрывы. Вместо одного из окон зияет дымящаяся дыра, на земле куча воронок, несколько раненых и трупов. Версий рождается несколько. Украинские силовики и сепаратисты обвиняют друг друга: ЛНРовцы утверждают, что самолёт «киевской хунты» стрелял по зданию неуправляемыми ракетами, а генштаб ВСУ – что взрыв в здании произошёл из-за неосторожного обращения с боеприпасами.

Версия о том, что стреляли из ПЗРК по самолёту, но ракета попала в кондиционер, расположенный на здании, не выдерживает никакой критики – под тем окном кондиционера вообще не было.

Сепаратисты нашли множество осколков авиационных ракет и выложили их на украинский флаг перед зданием. Правда с ними тоже было не все однозначно: одну из разорванных боеголовок уже видели на каком-то блокпосту.

Ещё одна версия: самолёт действительно стрелял, но это был либо российский, либо летательный аппарат, отжатый у ВСУ в Крыму. Сторонники этой версии подчеркивают, что к июню 2014 года украинская армия полностью не контролировала воздушное пространство над Луганском, радиолокационная станция была захвачена боевиками месяц назад, а городом еще с апреля летали российские самолеты.

А что, российская авиация разве не могла «шарахнуть» по болотовцам, окопавшимся в административном здании? Особенно учитывая тот факт, что те курировались Ефремовым, который к концу мая уже был готов слиться «киевской хунте» на правах автономии.

Правда, неясно тогда, почему украинские силовики стали вдруг вообще отрицать сам факт авиаудара по ОГА, придумав версию с кондиционером… Хотя это событие произошло в центре города, и как минимум несколько десятков луганчан видели, как один из двух самолетов, пролетавших высоко в небе, сперва отбросил тепловые ловушки, а после – отработал по зданию.

Есть также версия, что украинский самолет Су-25 произвел выстрелы неуправляемыми ракетами С-8, но в то же время с земли была совершена неудачная попытка подбить этот самолет, в результате чего помимо взрывов от авиаснарядов произошел еще один. Сторонники этой версии опираются на съемки с камеры, расположенной на одном из ближайших зданий. 

В любом случае история эта так и осталась тайной, покрытой мраком. Ведь независимые расследования обстоятельств трагедии, унесшей жизни нескольких человек, не проводились; а «зависимые» – обвиняют во всем противоположную сторону.

После этого событий 2 июня резко увеличивается количество желающих покинуть Луганск. Вокзалы переполнены, люди хватают самое необходимое, деньги, детей и в спешном порядке выезжают. Вскоре сепаратисты таки захватывают погранотряд и ряд других объектов, а к Луганску подходят ВС Украины и другие силовые подразделения. Начинаются активные боевые действия с многочисленными жертвами среди военного и гражданского населения. Используется тяжёлое вооружение. Те, кто не успел покинуть город, прячутся в подвалах.

В июне и июле большинство луганчан, оставшихся в городе, сидят без света, воды, каждый день рискуя попасть под арт-обстрелы. Областной центр попадает в блокаду: закрываются магазины, банки, другие учреждения, возникают перебои с продуктами первой необходимости.

В августе армия Украины уже начинает заходить в город, появляются слухи о бегстве и гибели «народного губернатора» Болотова, вместо которого назначается Игорь Плотницкий. В город заходит первый российский «гумконвой», после чего сепаратисты (по версии украинский СМИ, ещё и с поддержкой регулярной российской армии) выполняют контрудары. ВСУ несут потери, оставляют попытки взять штурмом город, покидают близ лежащие села, отходят к Счастью и Станице Луганской и держат оборону.

Часть 1

Часть 2

Часть 3

 

Автор: Глеб Борисенко
Материалы по теме