Зачем Ландик ходит к Туке?

Недавно председатель Луганской ОВГА заявил, что логичнее «смотрящим» называть не Андрея Алешу, а скандально известного экс-нардепа от Партии регионов.


Глава Луганской областной военно-гражданской администрации Георгий Тука скептически прокомментировал появившуюся в СМИ информацию о том, что областью фактически руководит Андрей Алеша, «смотрящий» Януковича-младшего. Помимо этого председатель ОВГА заявил, что слухи о «смотрящем» – часть политической игры.

При этом Тука сообщил, что чаще всех к нему приходит известный бизнесмен и политик Владимир Ландик, бывший нардеп от Партии регионов, и его логичнее называть «смотрящим», чем Алешу.

«Насколько мне известно, тот человек, которого именуют «смотрящим», за семь месяцев два раза был у меня, – рассказал Тука в интервью корреспондентам. – Если исходить из количества визитов, логичнее было бы предположить, что смотрящим является, например, Ландик. А может быть, кто-нибудь из нардепов, которые сюда тоже приезжают постоянно».

Таким образом из заявлений руководителя области можно сделать вывод, что Владимир Ландик плотно «окучивает» его на рабочем месте. Наверняка общественность интересует, с какими целями?

Учитывая прагматизм данного политика и по совместительству – холодильно-земельно-медиа-ярмарочного олигарха, вариантов здесь немного. Возможно, Ландику нужны какие-то преференции по ведению бизнеса на территории Луганской области, подконтрольной украинским силовикам. Вторая вероятная причина – должность. Только не для себя, а для сына, Романа. Но для этого с последнего нужно снять судимость.

Перед боевыми действиями в Луганске Ландик-старший руководил облпотребсоюзом. Сейчас эта организация эвакуирована в Северодонецк и имеет временное помещение на проспекте Химиков, 27.

Ландик остается легитимным руководителем данной организации. Государственная должность в комплекте с разными видами бизнеса дает неплохую возможность хоть как-то компенсировать отжатое сепаратистами имущество (Руководство «ЛНР» забрало в Луганске целый ряд объектов движимого и недвижимого имущества, принадлежащего Владимиру Ивановичу и его семье).

Упрекать предпринимателя, ограбленного сепаратистами, в попытках лоббировать свои бизнес-интересы и восстановить капитал, мы не станем. Проверка его финансовых дел – работа правоохранительных органов.

Однако не стоит забывать, что Ландик уже неоднократно пытался обжаловать судимость своего не вполне адекватного сына. И подключал к этому процессу все свои связи – начиная от судебных органов власти и заканчивая разными инстанциями государственной администрации.

Кто-то может возразить: мол, не влияет глава ОВГА на суды. Конечно, прямой приказ отдать он не может (иначе Рома еще при Москале был бы полностью оправдан). Но не стоит думать, что влияние и возможности главы области распространяются только в пределах местной вертикали исполнительной власти.

Как известно, во время руководства областью Геннадия Москаля, Сватовский районный суд решил, что избалованный сын луганского олигарха невиновен в избиении хрупкой девушки, наоборот - выступил в роли жертвы и страдальца.

До этого Ландик рассказывал журналистам, что постоянно общается с Москалем. Результат общения истинно деловых людей налицо: Сватовский райсуд решил, не Роман Ландик в 2011 году напал на Марию Коршунову, а она на него.

Правда, 29 июля 2015 года суд в Северодонецке отменил оправдательный приговор Роману Ландику. После этого Владимир Иванович накричал на журналистов и в резкой форме потребовал, чтобы их выгнали из зала суда. Как видим, не всех судей в Луганской области можно прогнуть под олигархов, и это радует.

Таким образом на Ландике-младшем по-прежнему висит судимость, и отец не может ни продвинуть его на должность в облпотребсоюзе, ни пристроить его в проходную часть списка какой-либо партии.

Так что, если в ближайшее время какой-нибудь Сватовский или другой суд в Луганской области в очередной раз решит пересмотреть дело Романа Ландика и вынести оправдательное решение, - наши предположения о главной цели визитов Ландика к Туке получат подтверждение. 

Материалы по теме